Kavkaz Videos, Kavkaz Articles
Welcome
Login / Register

Цитаты о Черкесах

 

ЧЕРКЕСЫ (цитаты)

 

Жан-Луи Гуро

 

«Большая книга лошади». Лозань-Париж, 2001г.

 

«Впервые в истории христианства Русская православная церковь канонизировала 10 пород лошадей, в том числе и кабардинскую породу в церкви Борисо-Глебска в 1856 году. Автор этой иконы художник Владимир Семенов (Иванович). В настоящее время картина икона находится в запасниках Третьяковки»

 

 

 

***

 

К.Ф. Сталь

 

«В прежние времена закубанский край отличался большим богатством в лошадях и рогатом скоте прекрасной породы; но продолжительная война с 1829 г. и барантование значительно уменьшили количество скота, а в особенности табуны; многие заводы исчезли, другие сделались ничтожными»

 

 

 

***

 

Черкесские сады и земледелие

 

И.В. Мичурин

 

«Об изумительном богатстве старых черкесских садов мне известно давно. Дикие заросли плодово-ягодных растений Адыгеи представляют собой ценнейший исходный материал для селекционеров Кавказа».

 

***

 

П.М. Жуковский, академик

 

«… На Кавказе происходил очевидно бурный процесс эволюции культурной груши… Население с древнейших времен занималось прививками и отбором… Вряд ли Средиземье имеет приоритет в происхождении культурных форм груши; наоборот, все данные за то, что именно Кавказ явился ареной эволюции груши – как дикой, так и культурной… ни древность народов Греции, ни ее естественные грушевые ресурсы, ни опыт населения не могут идти даже в отдаленное сравнение с таковыми на Кавказе… В Средиземье баски знали о прививках раньше эллинов и научили им иберов. Но баски, возможно, связаны корнями с Кавказом, откуда и восприняли прививки. Родина прививок – Кавказ. Индия не знала их».

 

***

 

«… Дикая айва была одомашнена и эволюционировала в культуре за счет наследования приобретенных признаков. Большую роль здесь сыграли прививки. Одомашнение произошло на Кавказе, откуда она попала в Малую Азию в ту эпоху, когда там существовала хеттская конфедерация… от туда она попала к эллинам… Из Греции айва попала к римлянам… Северным путем айва проникла в Южную Россию, на Украину и в Крым – с того же Кавказа».

 

***

 

«… Местом происхождения домашней сливы надо признать Кавказ, где алыча и терн растут совместно и где натуральные гибриды их установлены многократно… Возникавший постоянно на Кавказе вид Pr. Domestica обратил на себя внимание древних земледельцев Кавказа и был одомашнен».

 

***

 

«Использование орешника относится к древнейшим временам… Древние народы Европы и Кавказа намного раньше прибегли к широкому использованию в пищу семян орешника, нежели народы Средиземья. Исходный материал, видовой и естественно-гибридный, попал в Средиземье в основном из причерноморских горных районов Кавказа и Понта».

 

***

 

Графиня П.С. Уварова, 1886 г.

 

«Другой, не менее похвальный обычай горцев, о котором хочется напомнить, состоит в том, что все престарелые люди, не могущие больше работать и не бывшие в состоянии нести остальных обязанностей, возлагаемых на граждан всяким обществом, должны были делать известное число прищепов на фруктовых деревьях. Следы этих забот видны еще и теперь, в особенности на абрикосовых деревьях – заботы, достойные высокоразвитого народа, напоминающего обязанности каждого отдельного гражданина по отношению к обществу и государству».

 

***

 

Эд. Кларк,

 

английский путешественник, 1810г.

 

«Когда наступило утро, перед нами развернулось великолепное зрелище богатой страны… Нечто вроде Южного Уэльса или лучших частей Кента; изящные холмы, покрытые деревьями и плодородные долины, обработанные как сад».

 

***

 

Дж. Белл

 

«…жилища с роскошными хлебными полями; хлебные посевы на некоторых из них, также как и в Сунджуке, достигают, я уверен шести футов высоты; …поля были так чисты от сорных трав и хорошо огорожены, что я мог бы подумать, что нахожусь в одном из наиболее культивированных районов Йоркшира».

 

***

 

Эд. Спенсер

 

«С первого момента, когда открылись передо мною черкесские долины, вид страны и населения превзошел самое пылкое мое воображение. Вместо пустыни, населенной дикарями, я нашел непрерывный ряд обработанных холмов, почти ни одного клочка земли некультивированного, огромные стада коз, овец, лошадей и быков бродили в разных направлениях по колено в траве… Правда, я был несколько обрадован, сколько удивлен, увидев высокий уровень разведения земледельческих культур, проявляющийся в столь далекой стране, населенной народом, который, как нас уверяли, еще не вышел из варварства;…»

 

***

 

«Коттеджи с изящными верандами, фермами, фруктовыми садами, указывают также на то, что их обладатели были постоянно обеспечены всем необходимым для жизни»

 

***

 

В.К. Гарданов

 

«Вот откуда, следовательно, происходила та исключительная живописность черкесского ландшафта, которая приводила в восхищение иностранца. Таким образом, и сама живописность пейзажей Черкесии первой половины ХIХ в. была в известной степени результатом трудовой деятельности населения».

 

***

 

Графиня П.С. Уварова

 

 

«Кругом нас целый лес орешника, вот снова показались запущенные фруктовые сады бывших горных жителей: орех, инжир, алыча, яблони и груши. Лес то и дело принимает характер роскошнейшего английского парка… Все время зелено, уютно и живописно; лучший английский парк не мог бы представить более живописных лужаек, более темных аллей, более могучих развесистых деревьев».

 

***

 

В.А. Дмитриев

 

«Веками от побережья Черного моря до Кабардинской равнины шла селекция сортов проса, доведенная до появления таких сортов, которые способствовали улучшению почвы, истреблению сорняков и пр., имевших специфические свойства (одни не боялись птиц, другие засухи и пр.). Известно, что русские и украинские переселенцы на Черноморье неодобрительно отнеслись к мелким сортам проса, высевавшегося шапсугами, не зная, что это была культура, специально выведенная для того, чтобы посевы взошли до обычных в горах Западного Кавказа июньских дождей».

 

***

 

И.Н. Клинген

 

«Народ этот имел возможность выработать самую практичную систему хозяйства, самые разумнейшие приемы обработки, сделать самый счастливый подбор высших и низших культур и наиболее подходящих пород скота».

 

***

 

Эдриси

 

«Черкесская Матарха (Тмутаракань) цветуща, окружена полями, садами и виноградниками. Князья ее отважны, предприимчивы и грозны. В городе происходят богатые ярмарки, куда стекаются из близлежащих и дальних стран».

 

***

 

Карл Пейсонель,

 

французский ученый, дипломат, политический деятель. (1727-1790 гг.)

 

«Черкесия экспортирует через Тамань и Каффу до десяти миллионов фунтов шерсти, ста тысяч штук сукна, пяти-шести тысяч штук одежды, шестидесяти тысяч конных шальвар, двухсот тысяч бурок, пяти-шести тысяч бычьих шкур, пятисот-шестисот тысяч фунтов меда, семи-восьми тысяч «ока» воска, пятидесяти тысяч куньих, ста тысяч лисьих, трех тысяч медвежьих, пятисот тысяч овечьих шкур. Объем такой торговли должен достигать восьми миллионов рублей».

 

***

 

И.Д. Попко,

 

казачий историк

 

«Кабардинцы – народ земледельческий и разумно ведущий земледелие, благодаря всесторонней наблюдательности ума: работают легким плугом, пашут мелко, тонкими пластами, с геометрической правильностью линий, зерно сеют близко к солнечному лучу и атмосферному воздуху и редко испытывают неурожаи».

 

***

 

Хатисов И.С.

 

«На склонах очень много хлебородных участков, которые еще в то время, местами были засеяны, оставшимися в горах хакучинцами, кукурузой и гоми. Поля эти находились на самых неприступных местах, которые с первого раза могут показаться совершенно невозможными для культуры. Нахождение хозяйственных посевов на подобных крутизнах заставляло нас верить рассказам многих бывавших здесь прежде офицеров, сообщавших нам, что горы эти когда-то сверху до низу были покрыты прекрасными полями, и что горцы всегда имели большой запас хлебов…»

 

***

 

П.П. Короленко,

 

казачий историк

 

«Помню наш отряд под командою генерала Бабича в чудеснейшие дни лета, как саранча, передвигался к чудесным землям горцев и их на диво богатые нивы пшеницы, ржи, проса, кукурузы – ломом ложились под ногами солдат, лошадей, артиллерии; разбросанные причудливо хуторками аулы горели и своим дымом заставляли принимать только что вполне развившуюся листву окружающих деревьев неестественно бурый цвет».

 

***

 

Потто В.А. История 44-го драгунского…Т.VIII. С.55

 

«Долина Хабля была одна из самых населенных частей этого края; поля ее были засеяны фруктовыми садами, а в покинутых саклях замечались следы не только довольства, но даже богатства и прихотей. Кроме огромных запасов хлеба, который жители не успели вывезти, в соседних рощах хранились целые склады воска, меда и тысячи улей, свидетельствовавших, что пчеловодство было одним из любимейших промыслов края. И все это цветущее пространство предано было огню и истреблению».

 

***

 

Л.С. Личков

 

«В конце 30-х годов ХIХ в все побережье, с прилегающей к нему горной полосой, представляло тщательно разработанный оазис, где бок о бок с дикими неприступными скалами и вековыми лесами ютились прекрасные виноградники, зеленели роскошные нивы, расположенные местами на искусственных террасах, снабжаемых водой из нарочно устроенных каналов, оберегаемых от ливней искусственными водоотводами».

 

***

 

И.Н. Клинген

 

«Мед служил черкесам довольно крупной статьей вывоза в Турцию, отличаясь от обыкновенного русского белым, кристаллическим, необыкновенно плотным сложением и необыкновенным ароматом. Даже ко времени водворения здесь русского населения оставалось еще множество пчелиных колодок от черкесов, которые не успели уничтожить всех ульев, так что жители на первых порах пользовались даровым наследством».

 

***

 

«У черкесов виноградарство составляло одну из важных отраслей хозяйство, и вино получалось «хорошее, крепкое, похожее на греческие вина… Совершенно обратное мы видим теперь, 30 лет спустя по занятии края: все вновь заведенные виноградники, даже в самых передовых хозяйствах, руководимые опытными и несомненно знающими агрономами и виноградарями, или погибли, или, как у Хлудова, дают вина весьма слабые и самого сомнительного достоинства».

  

***

 

Р. Фадеев, генерал

 

«На покинутых пепелищах осужденного черкесского племени стало великое племя русское; за одно лето вдоль моря выросло 12 станиц. И главное: восточный берег с его великолепною красотой составляет теперь часть России. Очарование снято с него. Береговая полоса ожидает теперь, как неразработанный рудник, только людей, которые воспользовались бы его природными богатствами. Нечего жалеть, что она пуста покуда. Вырваны плевела, взойдет пшеница».

 

***

 

«Земля закубанцев была нужна государству, в них же самих не было никакой надобности…»

 

***

 

П. Пестель

 

«Завести в Кавказской земле русские селения и сим русским переразделить все земли, отнятые у прежних буйных жителей, дабы сим способом изгладить на Кавказе даже все признаки прежних (то есть теперешних) его обитателей и обратить сей край в спокойную и благоустроенную область русскую».

 

***

 

С. Васюков

 

«А давно ли, 40 с небольшим лет здесь, в горах, была блестящая черкесская культура. Горцы прекрасно умели возделывать зерновые растения, культивировать плодовые, производили хлопок и мед, причем последний в огромном количестве отправляли за границу. Веками выработанные предупредительные меры против лихорадки, этого действительного бича для русских, известны тем, кто интересовался черкесской культурой, плодами которой мы, к сожалению, не воспользовались и не сохранили, не поддержали того опыта, который эти люди оставили нам в наследие: то же должно сказать о фруктовых садах и горных дорогах – как те, так и другие заросли и одичали».

 

***

 

Граф С.Ю. Витте

 

«Черноморский берег представляет собой такие природные богатства, которым нет сравнения в Европе. В наших руках это все в запустении. Если бы это было в руках иностранцев, то уже давно местность эта давала бы большие доходы и кишела бы туристами. Но куда там! Для этого нужны капиталы, нам же назначение капиталов – война. Мы не можем просидеть и 25 лет без войны, все народные сбережения идут в жертву войнам. Мы оставляем в запустении богатейшие края, завоеванные нашими предками, а в душе все стремимся к новым и новым завоеваниям оружием и хитростью. О каком благосостоянии можно при таком состоянии вещей серьезно говорить!».

 

***

 

И.Н. Клинген

 

«Вся эта многовековая опытность аборигенов, – думалось мне, – представляет драгоценный капитал, который как наследство, должен был бы поступить народу, заступившему их место – к русским пионерам. К несчастью этого не случилось…»

 

***

 

А.В. Кривошеин, начальник

 

переселенческого управления, 1903г.

 

«… русские крестьяне не скоро сумеют достичь того уровня, на котором вели хозяйство черкесы».

 

***

 

И.Н. Клинген

 

«Страдания этих несчастных в первые годы после переселения неисчислимы: люди гибли от лихорадки и цынги; скот, приведенный из Кубанской области, почти весь пал, посевы по равнинам под глубокую плужную вспашку были до того неудачны, что многие казаки просили у начальства свидетельств, что хлеб здесь не родит. Если бы не многочисленные черкесские фруктовые сады, то казакам пришлось бы, чтобы не умереть с голоду, бежать обратно тайком в Кубанскую область. Многие так и сделали…судьба русской колонизации восточного берега вышла такая печальная и странная, что несколько лет тому назад генерал Старосельский, по особому поручению объезжавший край, представил положение его только в самых мрачных красках, и колонизация признана совершенно неудавшеюся… более поразительного неуспеха трудно себе представить»

 

***

 

Графиня П.С. Уварова

 

«Приходили, жили, пользовались всем, с краем не знакомились, ставили себе лачуги, годные только для скота, и не захотели прилагать рук ни к чему, уверяя, что настоящей земли нет, а которая есть – не производительна. Начальство, зная, что черкесы кормились и даже вели торговлю на тех же землях, не смогло согласиться с такими выводами».

 

***

 

Ф.А. Щербина

 

«В несколько лет, когда ушли горцы и осели в нем русские, край буквально-таки опустел, а природа превратилась из матери в мачеху. Пока население довольствовалось казенным пайком, черкесские поляны заросли колючкой и засорились, черкесские сады заглохли, плодовые деревья одичали… Когда же население было обращено из казачьего сословья в поселян и было лишено казенного пайка, то оно сразу очутилось в безвыходном положении. Посевов и скота у него оказалось так мало, что ему нечего было есть и нечем стало жить. Произошел полный экономический крах. Одна часть жителей начала бросать занятые ими места и уходить на родину и на сторону, а другая, обирала природу и черкесские сады».

 

 

 

***

 

Графиня П.С. Уварова, 1886 г.

 

 

 

«Черкесы, заселявшие этот край, вероятно, с очень давних пор, отнеслись весьма разумно к сельскохозяйственному богатству края: они не стеснялись и не останавливались пред глубокой обработкой отдельных горных полян и, заселив все горные ущелья, сумели, не смотря на постоянные набеги, жить с достатком, иметь поля и фруктовые сады, водить пчел, рогатый скот и целые табуны лошадей. Достатка этого хватало и на лихого скакуна, и на богатое вооружение, и на изящную одежду.

 

Теперь все изменилось: край покорен, черкесы выселены и новые поселенцы – малороссы, казаки, греки поля запустили, фруктовые сады уничтожили, леса вырубают, а сами, несмотря на благодатный край, ходят такими же нищими, голыми, невзрачными, как и на севере. Приедешь в станицу – построек мало, земли пропасть; вместе с тем нет ни куска мяса, ни курицы, ни яйца, ни хлеба, ни крынки молока, ни зерна овса, ни клока сена. Хлеба и тут, подобно нашим средним и северным губерниям, не хватает дальше января. Спрашиваем: «отчего не сеете больше?» Ответ один: «сил не хватает»; и одна и та же причина: лень, нерадение и крайнее невежество. Становится и горько, и досадно смотреть на этих поселян: насилу двигаются, насилу отвечают, грязны до безобразия, начальство же их (избранные или назначенные старосты) и та молодежь, которая вращается среди них с какой-либо служебной или научной целью, - все поголовно какие-то униженные, бескостные, бескровные существа».

 

 

 

ЧЕРКЕСЫ (цитаты)
 
Жан-Виктор-Эдуард Тэбу де Мариньи,
французский исследователь. (1793-1852 гг.)
 
«Крайнюю любовь черкесов к независимости, воинственности никто и ничто не может укротить. Привыкшие с самого нежного возраста к суровой закалке тела, к пользованию оружием и управлению лошадью, они не знают другой славы, кроме победы, над врагом, и другого позора, кроме отступления перед неприятелем».
 
***
Федор Щербина,
историк (1849-1936 гг.)
 
«Не было еще истории, не существовало ее документальных данных, а черкесы жили на Кавказе в доисторические времена, были древнейшими коренными обитателями его».
 
***
Фр. Боденстедт. (1859)
(по Р. Трахо)
 
«Происхождение адыге восходит ко временам самым отдаленным... их рыцарские чувства, их нравы патриархальной чистоты, их поразительно прекрасные черты ставят их бесспорно на первый ряд свободных народов Кавказа».
 
***
Дж. Интериано
 
«Зихи, так называемые по итальянски, по гречески, по латыни, но которых турки и татары зовут чиркасами и которые сами себе дают имя адыга, – живут от реки Дона по берегам Черного и Азовского морей до… Пицундской бухты».
 
***
«Иллюстрированный журнал Глисона».
Лондон, 1854 г., январь, с.304.
 
«Черкесы – один из наиболее древних нардов мира. Их история столь продолжительна, что, за исключением Китая, Египта и Персии, история любой другой страны не более чем рассказ о вчерашнем дне. У черкесов поразительная особенность: они никогда не жили в подчинении внешнему господству. Черкесы терпели поражение, их вытесняли в горы, подавляли превосходящей силой. Но никогда, даже на короткий срок, дольше, чем жизнь одного поколения, не подчинялись никому, кроме собственных законов. И сейчас они живут под властью своих вождей, по собственным обычаям. Черкесы интересны еще и тем, что представляют собой единственный народ на поверхности земного шара, который столь далеко в прошлое может проследить независимую национальную историю. Они немногочисленны, но их регион столь важен, а их характер столь поразителен, что черкесы хорошо известны древним цивилизациям. Упоминания о них в обилии встречаются у Геродота, Верия Флакка, Помпония Мелы, Страбона, Плутарха и других великих писателей. Их предания, легенды, эпос представляют собой героическое повествование о свободе, которую они сохраняют, по меньшей мере, в течение последних 2300 лет перед лицом самых могущественных в человеческой памяти правителей».
 
Нравы
 
Франц Канитц,
немецкий ученый (1860 г.)
 
«Черкесы – один из храбрейших на всем земном шаре народов».
 
***
Ксавье Омер де Гелль,
французский геолог, путешественник. (1812-1848 гг.)
 
«Черкесы благородно представляют на Кавказе тот рыцарский и воинственный дух, который пролил столько блеска на народы средних веков. Храбрость, ум, красота: природа дала им благородное достоинство, которое никогда не опровергалось и которое у них сочеталось с чувствами наиболее рыцарскими и с горячей любовью национальной свободы».
 
***
Фредерик Дюбуаде Монпре
«Путешествие вокруг Кавказа»
 
«Черкесов обычно представляют себе как некое сборище разбойников, дикарей, не имеющих ни веры, ни закона: это мнение ошибочно… Современное состояние Черкесии знакомит нас с цивилизацией Германии и Франции во времена их первых королей. Это – образец феодальной рыцарской аристократии средних веков, героической аристократии античной Греции»
 
***
Джеймс Белл
английский путешественник
 
«На основании того, что я видел, я должен рассматривать черкесов, взятых в массе, как народ наиболее естественно воспитанный, который я когда-либо видел или о котором я что-либо читал».
 
***
Николай Витсен, 1692г.
 
«Как мужчины, так и женщины Черкесии приветливы, доброго нрава и целомудрены»
 
***
Жан-Шарль де Бесс,
венгерский историк, путешественник. (1799-1838 гг.)
 
«Предметом роскоши у черкесов считается прекрасное оружие, за которым они следят с величайшим тщением. Одежда у них легкая, элегантная и наилучшим образом приспособлена для езды верхом и военных походов».
 
***
Дж. Интериано, 1502г.
 
«Черкесы высоко ценят щедрость и охотно отдают все, чем обладают, исключая, впрочем, коней и оружие».
 
***
Ксаверио Главани,
французский дипломат, врач, исследователь (1724 г.)
 
«Черкесия делится на четырнадцать княжеств, самостоятельных каждое в своих границах. Она ни от кого не зависит. В случае предъявления им каких-либо чрезвычайных требований отвергает их без стеснения».
 
***
Рафаэль Скасси,
итальянский дипломат, коммерсант.
(посетил Черкесию в 1811-м, 1828 гг.)
 
«Храбрость у черкесов – первая добродетель. У них воспитание направлено к тому, чтобы внушить величайшую храбрость, воздержанность, повиновение родителям и почтение к старикам».
 
***
Д. Интериано
 
«Женщины у них разрешаются от бремени на соломе, желая, чтобы она служила первым ложем новорожденному, и затем несут его к реке и там купают, не обращая внимания на мороз и холод, весьма обычные в тех краях»
 
***
К.О. Сталь
 
«Черкешенки любят славу и доблесть: молодость мужчины, его красота и богатство ничто не значат в глазах черкешенки, если ищущий ее руки не имеет храбрости, красноречия и громкого имени».
 
***
Дмитрий Кантемир,
ученый, молдавский господарь (1673-1723 гг.)
 
«Черкесы всегда изобретают что-нибудь новое в своих манерах или оружии, в которых татары подражают им так пылко, что черкесы могут быть названы французами в отношении татар. Их страна является школой для татар, из которых каждый мужчина, который не обучался военному делу и хорошим манерам в этой школе, считается «тентеком», то есть нестоящим, ничтожным человеком. Эти люди настолько храбрые, что, по уверению самих татар, насколько десять крымцев сильнее пятнадцати буджакан (то есть ногайцев), настолько пять черкесов сильнее десяти крымцев»
 
***
Султан Хан-Гирей,
черкесский этнограф
 
«В день сражения черкесы одеваются в самые лучшие одежды, которые представляют прекрасный, разнообразный и величественный вид. Черкесы превзошли многие народы в одежде и оружии. Мужская одежда у них красотою и удобностью превосходит все одеяния, мне известные, не только в Азии, но даже в Европе».
 
***
Клод-Адриан Гельвеций,
французский философ (1715-1771 гг.)
 
«Как много мы обязаны той черкешенке, которая, желая сохранить свою красоту или красоту своих дочерей, первая в мире решилась привить себе оспу! Сколько детей оспопрививание вырвало из когтей смерти! Нет ни одной основательницы монашеского ордена, которая оказала бы миру столь же великое благодеяние и тем самым заслужила бы его благодарность».
 
***
Ферран,
французский врач, исследователь (ок. 1670-1713 г.)
 
«Черкесия прекрасна, изобилует плодоносными деревьями, орошается чистыми реками. Чарующими лесами покрыты белоснежные горы. Воздух здесь благорастворенный и чрезвычайно здоровый. Полагаю, что от этого происходит цветущая красота черкесов. Природа наряду с глубоко продуманной системой воспитания – вот основа красоты черкесов».
 
***
О. Маркграф
 
«Черкесы – самые многочисленные и самые могущественные среди прочих народов Кавказа».
 
***
Е.Н. Студенецкая
 
«Удобный и изящный костюм, приспособленный к образу жизни адыгов, широко распространился за пределами Черкесии. Они были не только наиболее высокими по стадии общественного развития народа, но и по образцам в области бытового уклада, обычаев, одежды. Черкесский тип костюма получил столь широкое распространение не только на Северном Кавказе, но и в Закавказье… И казаки заимствовали из Черкесии форму одежды, вооружение, посадку на коне и внимательно следят за всеми изменениями черкесской моды».
 
***
Б.Е. Фролов.
"Адыгское влияние на оружие черноморских казаков"
 
«Факт заимствования кавказскими казаками, да и отчасти русской регулярной армией, адыгского боевого комплекса является настолько общепризнанным и широко известным, что не может служить предметом научной дискуссии».
 
***
А.Л. Иссерман.
(Двадцать пять лет на Кавказе. 1842-1862 гг.)
 
«Кабардинцы были в некотором роде кавказскими французами; оттуда распространялась мода на седловку, на манеру джигитовки».
 
***
Hommaire de Hell, Франция, 1868г.
 
«Храбрость, ум, замечательная красота: природа им дала все, и чем я в особенности восхищалась в их характере – это холодное и благородное достоинство, которое никогда не опровергалось и которое у них сочеталось с чувствами наиболее рыцарскими и с горячей любовью национальной свободы».
 
***
Н. Дубровин
 
«Черкесы богато одарены как умственными способностями, так и красотой. Храбрые по природе, привыкшие с детства бороться с опасностью, черкесы в высшей степени пренебрегали самохвальством. О своих военных подвигах черкес никогда не говорил, никогда не прославлял их, считая такой поступок неприличным».
 
***
Ксаверио Главани
(Описание Черкесии. 1729. Тифлис, 1883 г.)
 
«Черкесы так… искусны, что могут сделать любую вещь, не видев никогда способа ея приготовления».
 
***
Кавказ и Кавказская война. Публичные лекции, читанные
в зале Пассажа в 1860 году Генерального штаба полковником Романовским. СПб., 1860 г.
 
«Черкесы – они занимают оба ската главного хребта к западу от Эльбруса. Между ними живут убыхи. Черкесы отличаются своей прекрасной наружностью, отличными умственными способностями и неукротимой отвагой. В Настоящее время кабардинцы… составляют самую богатую и, относительно других туземцев, самую образцовую часть народонаселения. кабардинцы, между прочим, например, считаются образцом моды в одежде для всех кавказских горцев».
 
***
С. Броневский
 
«Черкесы грубых и ругательных слов не терпят; в противном случае Князья и Уздении равнаго себе вызывают на поединок, а незнатного человека нижней степени или простолюдина убивают на месте. Кабардинцы всегда наблюдают в обращении между собой вежливость, чинопочитанием соразмеряемую; – и сколь ни пылки в страстях своих, стараются умерять оныя в разговоре…»
 
***
Иоган Бларамберг,
исследователь, генерал русской армии (1834 г.)
 
«Из всех горских племен кабардинцы завоевали наиболее громкую известность, благодаря своему рыцарскому и воинственному духу, храбрости, проявленной ими в борьбе против крымских татар и в других исторических ситуациях, а также в силу того главенствующего положения, которое они занимали по отношению к своим соседям. В русской истории они известны под именем «пятигорские черкесы», которое происходит от названия горы Бештау (по-русски – Пятигорье), в окрестностях которой они проживают».
 
***
«… кабардинские князья все еще считают себя, в силу своего происхождения и былых подвигов своих предков, первыми по благородству крови не только среди черкесских племен, но и вообще среди всех горских народов. И им действительно нельзя отказать в этом превосходстве. За исключением тех качеств, которые у них могут оспаривать другие народы, кабардинцы отличаются благородством характера, учтивостью, а также чистотой своих одежд и жилищ. Все эти качества свидетельствуют о том, что кабардинцы находятся на более высокой ступени цивилизации, чем прочие горские народности… Балкарцы, чегемы, карачаевцы и абазины признают их превосходство».
 
***
«… Главная роскошь у черкесов состоит в их оружии; хотя их особо интересует само качество оружия, они все же не равнодушны и к богатому украшению оружия. Их сабли, кинжалы, пистолеты, ружья и так далее покрыты украшениями из серебра и золота превосходной работы. Седла и ножны шашки украшены галунами. Они никогда не продают свое лучшее оружие, и оно обычно переходит по наследству от отца к сыну».
 
***
«… когда они видят, что окружены, они сражаются отчаянно, дорого отдавая свою жизнь, и никогда не сдаются в плен»
 
***
А. Фонвиль
 
«Страдания от ран черкесы переносили с необыкновенною твердостью; даже тяжело раненные не выражали громко своих страданий, стараясь показать вид, что они ничего не чувствуют; они без малейших предосторожностей предавались своим обычным работам, и на предложение наше не утруждать себя и отдохнуть, они всегда отвечали, что это ни к чему не может послужить и что они гораздо лучше сделают, так как им уже суждено от Бога умереть, если они не будут идти против его предопределения»
 
***
Хан-Гирей
 
«Справедливость требует сказать, что бескорыстное соблюдение приличия производит иногда у черкесов поступки истинно великодушные. Молодой дворянин, или какого ни было бы звания воин, готовый пожертвовать собой ради славы, догоняет неприятелей, сделавших неожиданный набег, и, несмотря ни на число их, ни на опасность, бросается на них, дерется и получает смерть или тяжелую рану…»
 
***
К.О. Сталь
 
«Сдаться военнопленным есть верх бесславия и потому никогда не случалось, чтобы вооруженный воин отдался в плен. Потеряв лошадь, он будет сражаться до последней возможности и с таким ожесточением, что заставит наконец убить себя».
 
***
П.П. Короленко
 
«Привязанность к Родине до того была сильна в этом народе, что они нередко, забравшись в какое-нибудь заросшее темное ущелье, там и умирали от холода и голода с винтовкою в руке, чтобы пустить в русского последнюю пулю за свое изгнание…Таких бродячих горцев много было в кавказских горах, где они в конце концов находили себе могилу».
 
***
В.А. Потто
 
«Отважен и дерзок был черкес в набеге, но он умел смело и прямо посмотреть и в открытые очи смерти. Набег обещал торжество и славу, но он же грозил гибелью. И нет ничего поразительнее той гордой отваги, с которой черкес умирал».
 
***
Эдмонд Спенсер
 
«Невозможно коротко дать представление о стремительности черкесской атаки, для самых храбрых европейских войск она должна быть абсолютно ужасной, поскольку осуществляется буквально с быстротой молнии. Восхитительная тренированность лошади и всадника таковы, что все это кажется невозможным для человеческого организма. Черкесский воин никогда не сдается в плен и сражается до тех пор, пока в нем не останется хоть одна искра жизни».
 
***
В.А. Потто
 
«Астрахань была взята, но еще оборонялась одна из кремлевских башен, где засел Казанбек с 12 черкесами из числа подвластных князя Каспулата. Они отказались сдаться, отбивали приступ за приступом и, когда не стало свинцу, заряжали ружья серебряными деньгами, но наконец вышли и деньги и порох. Тогда Казан-бек приказал растворить ворота, и черкесы с кинжалами в руках ворвались в толпы неприятеля… и все пали героями, не помышляя о сдаче».
 
***
С. Эсадзе
 
«Не смерти, но бесславной жизни побоялся черкес и смело шел на врага»
 
***
К.О. Сталь
 
«Большая Кабарда имела огромное влияние не только на все черкесские народы, но и на соседних осетин и чеченцев. Князья и дворянство кабардинское славились своим наездничеством, храбростью, щегольством в наряде, вежливостью в обхождении и были для прочих черкесских народов образцом для подражания и соревнования»
 
***
П.С. Потемкин,
кавказский генерал-губернатор (1782-1787)
 
«Нахожу достойным описать кабардинцев, яко главнейших между всеми народами, занимающими все пространство земли, лежащей у подошвы Кавказских гор, между каспийским и Черным морем… Кабардинцы между всеми горскими народами, кроме дагестанцев, имеют преимущество, все протчие роды, как то: кумыки, чеченцы, карабулаки, аксайцы, андийцы, асетинцы, абазинцы, беслинейцы, кигушевцы и протчия… подражают им… не токмо во нравах, но в образе жизни и во образе одежды».
 
***
Из Сборника сведений о кавказских горцах.
«Привилегированные сословия Кабардинского округа», 1870. вып.3
 
«Разделенные на множество колен (кабардинцы, бесленеевцы, темиргоевцы, махошевцы, бжедухи и проч.), нередко враждовавших между собою, тем не менее адигейцы единством своего языка и общностью обычаев составляли мощный народ, сила и преимущества которого над прочими племенами Северного Кавказа ясно выражалась рабским подражанием сих последних – одежде, нравам и обычаям, усвоенным адыгейцами вообще и кабардинцами в особенности».
 
***
Исмаил Хубиев (Карачайлы),
карачаевский просветитель.
«Статьи и очерки. Вопросы атеистической работы
и борьбы с пережитками». Черкесск,1984. С.32
 
«Обычаи были особенно крепки у экономически более обеспеченных народов. К примеру, Кабарда, которая всем горским народностям диктовала свои адаты, потому что землёй и скотом она была богата, а кабардинские лошади известны всему миру. И зажиточный горец, которому хотелось вращаться в «хорошем обществе», должен был обязательно ехать в Кабарду, иметь там друзей, бывать у них и принимать их у себя».
 
***
Ук.соч. С.32
 
«В Кабарде, Адыгее, Черкесии феодальный строй с его князьями, вассалитетом, с его дворянством различных степеней, в зависимости от хозяйственной мощности фамилии и ее связей, к моменту колонизации русским царизмом Кавказа достиг большого развития. Феодальная культура этих народов, хотя они сами оставались до Советской власти бесписьменными, весьма богата».
 
***
«В отношении верности адатам, точности их соблюдения всегда впереди всех народностей шли кабардинцы. Недаром Кабарда считается родиной и законодательницей всех адатов, нравственных норм. Гостеприимство, почтение к старшему, почтение к женщине, навыки взаимопомощи, товарищеские услуги, услуги соседу и многое другое, что обозначается одним словом – воркхабза (т.е. соблюдение правил, обязательных для дворянина-ворка, но это имеет значение более широкое и принципиальное), – все это, развитое до тончайших мелочей, можно было видеть в старой дореволюционной Кабарде,…развитие этих обычаев дошло в Кабарде до своего логического конца…»
 
***
В.К. Гарданов,
русский историк
 
«Черкесы теперь олицетворяют все лучшие качества кавказских горцев, к которым в передовых кругах русского общества относятся с большим вниманием и сочувствием. Черкесы олицетворяют храбрость и свободолюбие кавказцев, их рыцарские нравы. Черкесов воспевают в своих произведениях великие русские поэты Пушкин и Лермонтов».
 
***
М. Ковалевский
 
«Культурное воздействие адыгов на горцев Кавказа является настолько мощным и всеохватывающим, что едва ли может быть преувеличенным».
 
***
М. Рехвиашвили
 
«Разработанный адыгскими племенами этикет был принят почти всеми кавказцами».
 
***
В. Абаев
 
«В 17-18 веках Кабарда переживала расцвет, а затем его закат. Достигла значительного могущества и получила преобладающее влияние на Северном Кавказе. Этикет «Кабардинский» был в это время синонимом аристократической изысканности».
 
***
В.А. Потто
русский военный историк
 
«Благородный тип кабардинца, изящество его манер, искусство носить оружие, своеобразное умение держать себя в обществе действительно поразительны, и уже по одному наружному виду можно отличить кабардинца»
 
***
«Страсть к набегам у черкесов повсеместная, но желание добычи стояло при этом далеко не на первом плане; чаще увлекала их жажда известности, желание прославить свое имя каким-либо подвигом…»
 
***
«Всем были известны превосходные боевые качества этой природной и, без сомненья, лучшей конницы в мире. Собравшиеся кабардинцы уже совсем были готовы к выступлению в поход. Красивые, стройные, одетые в железные кольчуги, блистая дорогим вооружением, они представляли собой красивое зрелище и, глядя на них, можно было без колебаний сказать, что никакая кавалерия в свете не устоит против их сокрушительного удара шашки»
 
***
Ф Торнау
 
«Черкесы составляют лучшую конницу, какую мне встречалось видеть».
 
Черкесское оружие
 
Т. Лапинский
 
«Адыг любит свое оружие больше всего на свете и кладет на его сохранение больше забот, чем на свою собственную персону. Его оружие всегда находится в таком блестящем состоянии, что самый лучший европейский солдат может взять с него пример».
 
***
Историческая хроника Хоперскаго полка Кубанскаго Казачьяго войска.
1696-1896. Составил того же полка Подъесаул В Толстов. Екатеринодар. 1896 г.
 
«Но перед фронтом станиц Хоперскаго полка, за Куьанью и Кумою, жил враг несравненно воинственнее и опаснее, нежели нагайцы и калмыки. То были черкесы… Воинственные и отважные черкесы – адыге и абадзе все были поголовно вооружены и, можно сказать, самым лучшим по тогдашним временам оружием… Черкесы имели и оружие и все прочее боевое снаряжение несравненно лучшаго качества, нежели казаки: азиятская шашка «волчек» или «гурда», кинжал дамасской стали, пистолет с арабским или английским замком и нарезное ружье – составляли предмет зависти и желания для казака… Кавказские горцы явились пред казаками на прекрасных конях и закованные в кольчуги и железные шапки со стальною сеткою… Лучшими наездниками и самою лихою конницею в те времена считались: кабардинцы, бесленеевцы, нагайцы и темиргоевцы, а абадзехи и башильбаевцы, как обитатели лесных и горных трущоб, – были отличные стрелки и преимущественно пешие бойцы».
 
***
Ф.Ф. Торнау
 
«… одно оружие не мешает на нем другому, ничто не бренчит, благодаря хорошей пригонке, и это очень необходимо в ночной войне набегов и засад, какую обыкновенно ведут горцы»
 
***
Д. Интериано
 
«Они сами каждодневно делают для себя стрелы, даже находясь на лошади, и делают превосходно, так что не многие стрелы можно найти, которые бы пролетали бы большее расстояние, чем ихние, с остриями или наконечниками, закаленными наилучшим образом».
 
***
Н. Муравьев
 
«Надобно здесь заметить о непроворстве, с которым вообще заряжают свое оружие азиаты… Черкесы, напротив, заряжают весьма скоро. Я сам был свидетелем, как они успевали вынуть ружье из-за плеч и пять раз зарядить и выстрелить из оного на всем скаку на расстоянии полуверсты».
 
***
Ф.Ф. Торнау
 
«Это последнее, любимое и самое страшное черкесское оружие состоит из сабельной полосы, в деревянных, сафьяном обтянутых ножнах, с рукоятью без защиты для руки. Шашка черкеса остра как бритва, и употребляется им только для удара, а не для защиты; удары шашки большей частью бывают смертельны».
 
***
В.А. Потто
 
«Восточное оружие издревле славилось в Европе, но с тех пор как русские начали войну на Кавказе, стали приобретать известность черкесские шашки, удары которых, нередко перерубавшие ружейные стволы и даже рассекавшие панцири, приводили всех в изумление».
 
***
Султан Хан-Гирей
 
«Это оружие можно, так сказать, причислить к верхней одежде черкеса, в особенности у лучших воинов высшего класса, ибо они только снимают с себя кинжал тогда, когда скидывают верхнее платье. Черкес ест, пьет, говорит, забавляется всегда с кинжалом на поясе и спит, имея его под своим изголовьем, следственно, он вечно вооружен».
 
***
Д. Интериано
 
«Они спят с так называемым ими панцирем, то есть кольчужной рубахой под головой, вместо подушки, и с оружием наготове и, пробудившись внезапно, тотчас надевают на себя этот панцирь и оказываются сразу же вооруженными».
 
***
Абасс,
персидский шах, 1595 г.
 
«А пансыри добрые выходят к нам из Черкас»
 
***
Султан Хан-Гирей
 
«Оружейники, золотых дел мастера и ткачихи производят превосходные изделия, в которых видно особенное их искусство, во многом достигающее высокого совершенства. В Персии и Турции и в других местах Азии вы найдете оружия, более богатые, нежели в Черкесии, но с таким прекрасным вкусом обработанных там не увидите…»
 
***
Артемий Волынский,
астраханский губернатор,
(из донесения Петру I, 1720 г.)
 
«Только одно могу похвалить, что все такие воины – каких в здешних краях не обретается, ибо, что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот».
 
***
Дж. Интериано
 
«Зихи по большей части красивы и хорошо сложены, а в Каире можно встретить людей, отличающихся величественной наружностью между мамелюками и эмирами, большинство которых…их племени. Каждый день они бьются с татарами, которые окружают их со всех сторон… Горстка черкесов обращает в бегство целую толпу скифов, так как черкесы гораздо проворнее и лучше вооружены, лошади у них лучше, да и сами они выказывают больше храбрости».
 
***
Джиовани Лукка,
итальянский монах XVII в.
 
«Постоянное беспокойство, которое причиняют им татары и ногайцы, приучило их очень к войне и сделало из них лучших наездников во всех этих странах. Они мечут стрелы вперед и назад и ловко действуют шашкой. В лесу один черкес обратит в бегст-во 20 татар».
 
***
Лопатинский Л.Г.
 
«Адыге ищет опасности, так сказать из любви к искусству…»
 
***
Эвлия Челеби
 
«Они вступают в бой как бешеные медведи»
 
***
И.Д. Попко,
генерал майор русской армии
 
«С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской и потом никогда уже не была в состоянии взять над ней преимущество, ни даже поравняться с нею».
 
***
Джеймс Камерон,
офицер английской армии 1839 г
 
«Потери русской армии в Черкесии представляют собой ужасную картину человеческого жертвоприношения»
 
***
Б. Барановский, польский историк
 
«Сильно было также в XVII веке влияние кавказской моды на польскую; это бросалось в глаза иностранцам. Западноевропейские путешественники, которые в XVII веке, а особенно во второй его половине, бывали в Стамбуле, отмечали в своих описаниях, что одежда польских послов почти ничем не отличалась от грузинской или черкесской. Польский король Ян Собесский одевался обычно в кавказскую одежду. О том, какой была мода в краю черкесов или в Грузии, он узнавал от специальных посланцев. Седла и конная упряжь тоже изготовлялись по черкесской или грузинской моде».
 
***
В. Гатцук
украинский историк (начало ХХ в.)
 
«Города Канев, Черкасы, Чигирин основаны и населены касогами, и все сельское, хуторское, население по обеим берегам Днепра к югу от Киева состояло тогда из касогов. Приднепровские касоги зажили в мире с коренным населением – с славянами-полянами. Защищая себя и их (поляне были мирным, земледельческим племенем) от грозных врагов – монголов, все надвигавшихся с востока в последующие века, храбрые касоги «полили своей кровью днепровские берега», и быть может их храбрости и военной выдержке, которые они, живя между полян, передали и им обязан в значительной мере Запад тем, что поток монгольский не разлился далее берега Днепра. Общая опасность соединяет людей. Мало-помалу касоги-черкесы слились с полянами и образовали, вместе с ними, так называемое малороссийское племя. От них теперешние малороссияне получили те свои особенности, которые отличают чистый малороссийский тип от великороссиян – темный цвет волос и глаз, тонкие черты лица. Черкесы передали малорусам свою любовь к свободе, ненависть к так называемому «холопству». От них же заимствовали малорусы и общий характер одежды, домашней обстановки, прежнего своего вооружения. Если прислушаться к тому, как современные кабардинцы поют свои героические песни-былины, сродство черкесского племени с малорусским выясняется особенно ярко: тот же размер и ритм стихов, то же рифмование и такие же повышения и понижения голоса, какие слышатся в малорусских народных «думах».
 
***
Эмиддио Дортелли де Асколи,
монах, глава доминиканской миссии
в Крыму в 1624-1634гг.
 
«Татары воздерживаются ходить в Черкесию, потому что там очень воинственный народ. Хан отправляется туда лишь в том случае, когда какой-нибудь знатный черкес позовет его на помощь, дабы мстить врагу своему, другому могучему князю. Черкесы гордятся благородством крови, а турок оказывает им великое уважение, называя их черкес свага, что значит благородный, конный воин. Действительно, черкесская знать, даже когда ради забавы посещает близких соседей, появляется всегда верхом, в кольчугах и шишаках, с украшениями в виде розеток из золоченого серебра. Их кони очень красивы и легки, крупных размеров, но притом стройны, равно как и сами всадники стройны, изящны и тонки в поясе; у них кровь алая, благородная, глаза черные, брови дугой, особенно у женщин, которым, я думаю, можно отдать предпочтение перед всеми другими женщинами мира»
 
***
Иосафат Барбаро, 1452 г.
 
«У здешних жителей превосходные лошади, сами они крепки телом и коварны нравом; лицом они схожи с нашими соотечественниками. Хлеба в той стране много, а также мяса и меда, но нет вина».
 
***
Черкесские женщины
 
Петер Генри Брус, 1722г.
 
«Мужчины здесь гораздо красивее ногайских, а женщины удивительно хорошо сложены, с чрезвычайно тонкими чертами, гладкой светлой кожей и прекрасными черными глазами, которые вместе с их черными волосами, спадающими в две косы с обеих сторон лица, придают им очень красивый вид: они носят на голове черный чепец, покрытый тонкой белой материей, повязанной под подбородок; летом они все носят рубашку различных цветов... Все это вместе взятое с их красивыми, всегда открытыми лицами (в противоположность обычаю большинства других мест этих краев), их хорошее расположение духа и приятная непринужденность в разговоре делает их очень желанными; несмотря на все это, они слывут очень целомудренными, хотя редко когда не имеют благоприятного случая».
 
***
Ян Янус Стрейс
голландский путешественник (посещал Кавказ в 1668, 1675-1676 гг.)
 
«Черкешенки красивы и белотелы, и эта белизна смешана с таким прекрасным колоритом, что необходимо соединить лилию и розу для того, чтобы представлять красоту совершеннее; чело их высокое и гладкое; без помощи искусства брови их так тонки, что они походят на загнутую шелковую нить. Глаза большие, кроткие, но полные страсти, нос правильный, уста алые, рот маленький и смеющийся, подбородок такой, какой свойственен только абсолютной красоте, шея и горло отличаются белизной и дородностью, которых требуют знатоки совершенства, а на плечи, полные и белые, как снег, падают длинные и черные, как смоль, волосы, то распущенные, то заплетенные, но всегда красиво обрисовывающие овал лица… Стан их прекрасный, величественный, роскошный, и все манеры свободные, раскрепощенные».
 
***
Карл Пейсонель
 
«Женщины этой страны самые красивые и обаятельные, может быть, во всем мире; прелесть их внешнего облика и естественная грация очаровывают. Черкесские женщины являются единственными, которые разделяют ложе турецкого султана и татарских князей».
 
***
Генрих Клапрот
 
«Их женщины обычно самые красивые на всем Кавказе. Однако я должен заметить, что повсеместное мнение, как будто бы они являются обитательницами турецких сиралей (гаремов), является необоснованным, так как черкесы чрезвычайно редко продают своих соплеменников туркам, обычно только украденных рабов… Женщины у черкесов не так ограничены, как у других азиатов».
 
***
Карл Кох
 
«С давних пор черкесские женщины прославились на всем Востоке своей красотой…
Но красота женского пола, издавна прославляемая, в полной мере заслуживает приписываемую ей похвалу. Кто хочет в наше время иметь понятие об изяществе, красоте, кто хочет видеть воплощенный идеал красоты классической, тот должен видеть Черкешенку. – Живые, полные огня, черные глаза, греческое очертание, очаровательная белизна лица, оттененная живым румянцем, носик несколько продолговатый, но без горбины, ротик со свеже-алыми губками, темно-русые волосы, разбросанные по плечам; полная высокая грудь; стройный стан; маленькие ножки – вот очерк красавицы гор!... Без сомнения, не все достигают сего образца Черкесских красавиц в изящном виде, но большая часть действительно отличается красотой пред прочими горскими племенами».
 
***
Василий Немирович-Данченко
 
«… Высокие, стройные, гибкие, – они точно светлый след оставляли за собой. Их маленькие руки и ноги вдохновляли турецкого поэта, и до сих пор в городах Малой Азии, когда встречаются такие у мужчин и женщин, анатолийцы говорят: у них в роду черкешенка. Капля ее крови очищала целое поколение…»
 
***
Чарльз Дарвин
 
«При описании персиян старинный путешественник Чардин говорит: «Кровь их теперь крайне облагородилась вследствие частых браков с грузинами и черкесами, двумя нациями, которые превосходят все другие по красоте. В Персии едва ли есть один знатный человек, у которого мать не была бы грузинка или черкешенка».
 
***
Масуди,
арабский историк, путешественник. (Х в.)
 
«...Племя благоустроенное и подчиненное религии магов. Из описанных нами племен нет ни одного в этих странах народа, в котором можно было бы встретить тип с более светлой кожей и светлым цветом лица и более красивых мужчин и женщин….
… Имя их персидское и означает «гордость»
 
***
Иоган Фридрих Блуменбах, (1750-1840)
 
«Существует белая раса, к которой относятся европейцы. Эту расу следует называть кавказской, поскольку наиболее древними и чистыми представителями этой расы являются коренные народы Кавказа»
 
***
Гегель
 
«Только в кавказской расе дух приходит к абсолютному единству с самим собой… Прогресс осуществляется только благодаря кавказской расе».
 
***
Фредерик Дюбуа де Монпере
 
«Если бы я большей смелостью мог судить о путях провидения, я подумал бы, что его намерением было воссоздать, обновить другие вырождающиеся расы смешением их с прекрасной черкесской нацией».
 
***
Абри де ла Мотре,
француский путешественник
 
«… не было ни одного мужчины или женщины, которых можно было бы назвать некрасивыми. Их стан один из самых лучших и великолепно соответствует красоте лица».
 
***
Дж. Белл
 
«Меня поразило количество красивых людей среди собравшихся. Их отличительные черты – высокий рост, широкая грудь, могучие плечи, узкие бедра, небольшая нога им пронзительные глаза».
 
***
Эдмунд Спенсер
 
«Сейчас я путешествую в области натухаев – народа, считаемого самым красивым из всех черкесских племен… во время моего пути я не видал ни единого лица, не отличающегося красотой, разве только ногайского татарина, калмыка или русского пленного…Общий контур лица натухайца совершенно классический, представляющий в профиль ту изысканно мягкую вьющуюся линию, считаемую знатоками идеалом красоты».
 
***
Эдмунд Спенсер
 
«Красота черт и симметрия фигуры, которыми отличен этот народ – не фантазия; некоторые из прекраснейших статуй древности не являют в своих пропорциях большего совершенства».
 
***
С. Броневский
 
«Черкесы толстоту почитают за порок и следствие невоздержанной жизни»
 
***
Теофил Лапинский
 
«Турка, татарина, еврея и настоящего московита можно как угодно замаскировать европейцем, и все-таки чрезвычайно редко он сможет скрыть свое происхождение, но никто не заподозрит неевропейца в адыге, одетом в шляпу и фрак. Адыг несколько выше среднего роста, стройный и сильный по сложению, но более мускулист чем, крепок в кости. Они имеют большей частью каштановые волосы, прекрасные темно-синие глаза, маленькие стройные ноги. Чрезвычайно редко встречаются люди, которые имели бы телесные недостатки».
 
***
О черкесских лошадях
 
О.В. Маркграф
 
«Наибольшею славою на Северном Кавказе пользуются шорные изделия кабардинцев. Кабардинское или адыгейское племя, еще недавно самое многочисленное и могущественное среди прочих племен Кавказа, всегда производило оружие, седла и прочие принадлежности убранства всадника, служащие образцами для других туземцев. Образец седельного набора, занесенный из Кабарды, до сих пор господствует на Северном Кавказе между горским и казачьим населением и называется «кабардинским» или «черкесским».
 
***
Ж. Тавернье
 
«их главное богатство заключается в стадах, в особенности в прекрасных лошадях, очень сходных с испанскими»
 
***
Карл Кох
 
«… прежде всего любят лошадей, верных спутников черкесов на пути славы и чести. Они превосходны и дорого стоят на Кавказе. Черкесы так же, как и арабы, заботятся о чистоте кабардинской породы и не терпят ни малейшего отклонения от нее…»
 
***
Карл Пейсонель
 
«Черкесские лошади чрезвычайно ценятся. Они высокие, хорошо сложены, чрезвычайно сильные и выносливые как в беге, так и в усталости…»
 
***
Э. Спенсер
 
«… ни в одной стране мира с лошадью не обращаются лучше, чем здесь, нет другого народа, который понимал бы лучше, как управлять ею. Великий секрет, кажется, в доброте; ее никогда не бьют; следовательно, ее дух остается несломленным и привязанность к своему хозяину не ослабленной. Плавание, вместе со всеми партизанскими мероприятиями, в которых ей приходилось участвовать, является их достижением, и стечением времени лошадь становится такой же хитрой и искусной в уклонении бегством, как человек. Я часто видел ее лежащей у ног своего хозяина, когда в засаде, в совершенном покое… она без всякого сопротивления позволяет приспосабливать свою голову как опору для винтовки»
 
***
И.Н. Клинген
 
«Лошади разводились главным образом верховой породы и славились своею необыкновенной быстротой, выносливостью и преданностью хозяину, за которым каждая обыкновенно приучалась ходить, как ручная собака, прибегала на его свист, ложилась рядом с ним в траве во время засад и вообще поражала своей понятливостью и качествами, редкими в животном… В прежнее время, черкесские конные заводы пользовались громкой славой, но непрестанные войны с русскими мало-помалу, довели до упадка эту несомненно прибыльную отрасль. За хороших вых коней джигиты платили бешеные деньги, и, кроме того, лучшие верховые лошади вывозились в Турцию, где продавались за очень высокую цену»…
 
***
Жан-Луи Гуро
«Большая книга лошади». Лозань-Париж, 2001г.
 
«Впервые в истории христианства Русская православная церковь канонизировала 10 пород лошадей, в том числе и кабардинскую породу в церкви Борисо-Глебска в 1856 году. Автор этой иконы художник Владимир Семенов (Иванович). В настоящее время картина икона находится в запасниках Третьяковки»
 
***
К.Ф. Сталь
 
«В прежние времена закубанский край отличался большим богатством в лошадях и рогатом скоте прекрасной породы; но продолжительная война с 1829 г. и барантование значительно уменьшили количество скота, а в особенности табуны; многие заводы исчезли, другие сделались ничтожными»
 
***
Черкесские сады и земледелие
 
И.В. Мичурин
 
«Об изумительном богатстве старых черкесских садов мне известно давно. Дикие заросли плодово-ягодных растений Адыгеи представляют собой ценнейший исходный материал для селекционеров Кавказа».
 
***
П.М. Жуковский, академик
 
«… На Кавказе происходил очевидно бурный процесс эволюции культурной груши… Население с древнейших времен занималось прививками и отбором… Вряд ли Средиземье имеет приоритет в происхождении культурных форм груши; наоборот, все данные за то, что именно Кавказ явился ареной эволюции груши – как дикой, так и культурной… ни древность народов Греции, ни ее естественные грушевые ресурсы, ни опыт населения не могут идти даже в отдаленное сравнение с таковыми на Кавказе… В Средиземье баски знали о прививках раньше эллинов и научили им иберов. Но баски, возможно, связаны корнями с Кавказом, откуда и восприняли прививки. Родина прививок – Кавказ. Индия не знала их».
 
***
«… Дикая айва была одомашнена и эволюционировала в культуре за счет наследования приобретенных признаков. Большую роль здесь сыграли прививки. Одомашнение произошло на Кавказе, откуда она попала в Малую Азию в ту эпоху, когда там существовала хеттская конфедерация… от туда она попала к эллинам… Из Греции айва попала к римлянам… Северным путем айва проникла в Южную Россию, на Украину и в Крым – с того же Кавказа».
 
***
«… Местом происхождения домашней сливы надо признать Кавказ, где алыча и терн растут совместно и где натуральные гибриды их установлены многократно… Возникавший постоянно на Кавказе вид Pr. Domestica обратил на себя внимание древних земледельцев Кавказа и был одомашнен».
 
***
«Использование орешника относится к древнейшим временам… Древние народы Европы и Кавказа намного раньше прибегли к широкому использованию в пищу семян орешника, нежели народы Средиземья. Исходный материал, видовой и естественно-гибридный, попал в Средиземье в основном из причерноморских горных районов Кавказа и Понта».
 
***
Графиня П.С. Уварова, 1886 г.
 
«Другой, не менее похвальный обычай горцев, о котором хочется напомнить, состоит в том, что все престарелые люди, не могущие больше работать и не бывшие в состоянии нести остальных обязанностей, возлагаемых на граждан всяким обществом, должны были делать известное число прищепов на фруктовых деревьях. Следы этих забот видны еще и теперь, в особенности на абрикосовых деревьях – заботы, достойные высокоразвитого народа, напоминающего обязанности каждого отдельного гражданина по отношению к обществу и государству».
 
***
Эд. Кларк,
английский путешественник, 1810г.
 
«Когда наступило утро, перед нами развернулось великолепное зрелище богатой страны… Нечто вроде Южного Уэльса или лучших частей Кента; изящные холмы, покрытые деревьями и плодородные долины, обработанные как сад».
 
***
Дж. Белл
 
«…жилища с роскошными хлебными полями; хлебные посевы на некоторых из них, также как и в Сунджуке, достигают, я уверен шести футов высоты; …поля были так чисты от сорных трав и хорошо огорожены, что я мог бы подумать, что нахожусь в одном из наиболее культивированных районов Йоркшира».
 
***
Эд. Спенсер
 
«С первого момента, когда открылись передо мною черкесские долины, вид страны и населения превзошел самое пылкое мое воображение. Вместо пустыни, населенной дикарями, я нашел непрерывный ряд обработанных холмов, почти ни одного клочка земли некультивированного, огромные стада коз, овец, лошадей и быков бродили в разных направлениях по колено в траве… Правда, я был несколько обрадован, сколько удивлен, увидев высокий уровень разведения земледельческих культур, проявляющийся в столь далекой стране, населенной народом, который, как нас уверяли, еще не вышел из варварства;…»
 
***
«Коттеджи с изящными верандами, фермами, фруктовыми садами, указывают также на то, что их обладатели были постоянно обеспечены всем необходимым для жизни»
 
***
В.К. Гарданов
 
«Вот откуда, следовательно, происходила та исключительная живописность черкесского ландшафта, которая приводила в восхищение иностранца. Таким образом, и сама живописность пейзажей Черкесии первой половины ХIХ в. была в известной степени результатом трудовой деятельности населения».
 
***
Графиня П.С. Уварова
 
«Кругом нас целый лес орешника, вот снова показались запущенные фруктовые сады бывших горных жителей: орех, инжир, алыча, яблони и груши. Лес то и дело принимает характер роскошнейшего английского парка… Все время зелено, уютно и живописно; лучший английский парк не мог бы представить более живописных лужаек, более темных аллей, более могучих развесистых деревьев».
 
***
В.А. Дмитриев
 
«Веками от побережья Черного моря до Кабардинской равнины шла селекция сортов проса, доведенная до появления таких сортов, которые способствовали улучшению почвы, истреблению сорняков и пр., имевших специфические свойства (одни не боялись птиц, другие засухи и пр.). Известно, что русские и украинские переселенцы на Черноморье неодобрительно отнеслись к мелким сортам проса, высевавшегося шапсугами, не зная, что это была культура, специально выведенная для того, чтобы посевы взошли до обычных в горах Западного Кавказа июньских дождей».
 
***
И.Н. Клинген
 
«Народ этот имел возможность выработать самую практичную систему хозяйства, самые разумнейшие приемы обработки, сделать самый счастливый подбор высших и низших культур и наиболее подходящих пород скота».
 
***
Эдриси
 
«Черкесская Матарха (Тмутаракань) цветуща, окружена полями, садами и виноградниками. Князья ее отважны, предприимчивы и грозны. В городе происходят богатые ярмарки, куда стекаются из близлежащих и дальних стран».
 
***
Карл Пейсонель,
французский ученый, дипломат, политический деятель. (1727-1790 гг.)
 
«Черкесия экспортирует через Тамань и Каффу до десяти миллионов фунтов шерсти, ста тысяч штук сукна, пяти-шести тысяч штук одежды, шестидесяти тысяч конных шальвар, двухсот тысяч бурок, пяти-шести тысяч бычьих шкур, пятисот-шестисот тысяч фунтов меда, семи-восьми тысяч «ока» воска, пятидесяти тысяч куньих, ста тысяч лисьих, трех тысяч медвежьих, пятисот тысяч овечьих шкур. Объем такой торговли должен достигать восьми миллионов рублей».
 
***
И.Д. Попко,
казачий историк
 
«Кабардинцы – народ земледельческий и разумно ведущий земледелие, благодаря всесторонней наблюдательности ума: работают легким плугом, пашут мелко, тонкими пластами, с геометрической правильностью линий, зерно сеют близко к солнечному лучу и атмосферному воздуху и редко испытывают неурожаи».
 
***
Хатисов И.С.
 
«На склонах очень много хлебородных участков, которые еще в то время, местами были засеяны, оставшимися в горах хакучинцами, кукурузой и гоми. Поля эти находились на самых неприступных местах, которые с первого раза могут показаться совершенно невозможными для культуры. Нахождение хозяйственных посевов на подобных крутизнах заставляло нас верить рассказам многих бывавших здесь прежде офицеров, сообщавших нам, что горы эти когда-то сверху до низу были покрыты прекрасными полями, и что горцы всегда имели большой запас хлебов…»
 
***
П.П. Короленко,
казачий историк
 
«Помню наш отряд под командою генерала Бабича в чудеснейшие дни лета, как саранча, передвигался к чудесным землям горцев и их на диво богатые нивы пшеницы, ржи, проса, кукурузы – ломом ложились под ногами солдат, лошадей, артиллерии; разбросанные причудливо хуторками аулы горели и своим дымом заставляли принимать только что вполне развившуюся листву окружающих деревьев неестественно бурый цвет».
 
***
Потто В.А. История 44-го драгунского…Т.VIII. С.55
 
«Долина Хабля была одна из самых населенных частей этого края; поля ее были засеяны фруктовыми садами, а в покинутых саклях замечались следы не только довольства, но даже богатства и прихотей. Кроме огромных запасов хлеба, который жители не успели вывезти, в соседних рощах хранились целые склады воска, меда и тысячи улей, свидетельствовавших, что пчеловодство было одним из любимейших промыслов края. И все это цветущее пространство предано было огню и истреблению».
 
***
Л.С. Личков
 
«В конце 30-х годов ХIХ в все побережье, с прилегающей к нему горной полосой, представляло тщательно разработанный оазис, где бок о бок с дикими неприступными скалами и вековыми лесами ютились прекрасные виноградники, зеленели роскошные нивы, расположенные местами на искусственных террасах, снабжаемых водой из нарочно устроенных каналов, оберегаемых от ливней искусственными водоотводами».
 
***
И.Н. Клинген
 
«Мед служил черкесам довольно крупной статьей вывоза в Турцию, отличаясь от обыкновенного русского белым, кристаллическим, необыкновенно плотным сложением и необыкновенным ароматом. Даже ко времени водворения здесь русского населения оставалось еще множество пчелиных колодок от черкесов, которые не успели уничтожить всех ульев, так что жители на первых порах пользовались даровым наследством».
 
***
«У черкесов виноградарство составляло одну из важных отраслей хозяйство, и вино получалось «хорошее, крепкое, похожее на греческие вина… Совершенно обратное мы видим теперь, 30 лет спустя по занятии края: все вновь заведенные виноградники, даже в самых передовых хозяйствах, руководимые опытными и несомненно знающими агрономами и виноградарями, или погибли, или, как у Хлудова, дают вина весьма слабые и самого сомнительного достоинства».
 
***
Р. Фадеев, генерал
 
«На покинутых пепелищах осужденного черкесского племени стало великое племя русское; за одно лето вдоль моря выросло 12 станиц. И главное: восточный берег с его великолепною красотой составляет теперь часть России. Очарование снято с него. Береговая полоса ожидает теперь, как неразработанный рудник, только людей, которые воспользовались бы его природными богатствами. Нечего жалеть, что она пуста покуда. Вырваны плевела, взойдет пшеница».
 
***
«Земля закубанцев была нужна государству, в них же самих не было никакой надобности…»
 
***
П. Пестель
 
«Завести в Кавказской земле русские селения и сим русским переразделить все земли, отнятые у прежних буйных жителей, дабы сим способом изгладить на Кавказе даже все признаки прежних (то есть теперешних) его обитателей и обратить сей край в спокойную и благоустроенную область русскую».
 
***
С. Васюков
 
«А давно ли, 40 с небольшим лет здесь, в горах, была блестящая черкесская культура. Горцы прекрасно умели возделывать зерновые растения, культивировать плодовые, производили хлопок и мед, причем последний в огромном количестве отправляли за границу. Веками выработанные предупредительные меры против лихорадки, этого действительного бича для русских, известны тем, кто интересовался черкесской культурой, плодами которой мы, к сожалению, не воспользовались и не сохранили, не поддержали того опыта, который эти люди оставили нам в наследие: то же должно сказать о фруктовых садах и горных дорогах – как те, так и другие заросли и одичали».
 
***
Граф С.Ю. Витте
 
«Черноморский берег представляет собой такие природные богатства, которым нет сравнения в Европе. В наших руках это все в запустении. Если бы это было в руках иностранцев, то уже давно местность эта давала бы большие доходы и кишела бы туристами. Но куда там! Для этого нужны капиталы, нам же назначение капиталов – война. Мы не можем просидеть и 25 лет без войны, все народные сбережения идут в жертву войнам. Мы оставляем в запустении богатейшие края, завоеванные нашими предками, а в душе все стремимся к новым и новым завоеваниям оружием и хитростью. О каком благосостоянии можно при таком состоянии вещей серьезно говорить!».
 
***
И.Н. Клинген
 
«Вся эта многовековая опытность аборигенов, – думалось мне, – представляет драгоценный капитал, который как наследство, должен был бы поступить народу, заступившему их место – к русским пионерам. К несчастью этого не случилось…»
 
***
А.В. Кривошеин, начальник
переселенческого управления, 1903г.
 
«… русские крестьяне не скоро сумеют достичь того уровня, на котором вели хозяйство черкесы».
 
***
И.Н. Клинген
 
«Страдания этих несчастных в первые годы после переселения неисчислимы: люди гибли от лихорадки и цынги; скот, приведенный из Кубанской области, почти весь пал, посевы по равнинам под глубокую плужную вспашку были до того неудачны, что многие казаки просили у начальства свидетельств, что хлеб здесь не родит. Если бы не многочисленные черкесские фруктовые сады, то казакам пришлось бы, чтобы не умереть с голоду, бежать обратно тайком в Кубанскую область. Многие так и сделали…судьба русской колонизации восточного берега вышла такая печальная и странная, что несколько лет тому назад генерал Старосельский, по особому поручению объезжавший край, представил положение его только в самых мрачных красках, и колонизация признана совершенно неудавшеюся… более поразительного неуспеха трудно себе представить»
 
***
Графиня П.С. Уварова
 
«Приходили, жили, пользовались всем, с краем не знакомились, ставили себе лачуги, годные только для скота, и не захотели прилагать рук ни к чему, уверяя, что настоящей земли нет, а которая есть – не производительна. Начальство, зная, что черкесы кормились и даже вели торговлю на тех же землях, не смогло согласиться с такими выводами».
 
***
Ф.А. Щербина
 
«В несколько лет, когда ушли горцы и осели в нем русские, край буквально-таки опустел, а природа превратилась из матери в мачеху. Пока население довольствовалось казенным пайком, черкесские поляны заросли колючкой и засорились, черкесские сады заглохли, плодовые деревья одичали… Когда же население было обращено из казачьего сословья в поселян и было лишено казенного пайка, то оно сразу очутилось в безвыходном положении. Посевов и скота у него оказалось так мало, что ему нечего было есть и нечем стало жить. Произошел полный экономический крах. Одна часть жителей начала бросать занятые ими места и уходить на родину и на сторону, а другая, обирала природу и черкесские сады».
 
***
Графиня П.С. Уварова, 1886 г.
 
«Черкесы, заселявшие этот край, вероятно, с очень давних пор, отнеслись весьма разумно к сельскохозяйственному богатству края: они не стеснялись и не останавливались пред глубокой обработкой отдельных горных полян и, заселив все горные ущелья, сумели, не смотря на постоянные набеги, жить с достатком, иметь поля и фруктовые сады, водить пчел, рогатый скот и целые табуны лошадей. Достатка этого хватало и на лихого скакуна, и на богатое вооружение, и на изящную одежду.
Теперь все изменилось: край покорен, черкесы выселены и новые поселенцы – малороссы, казаки, греки поля запустили, фруктовые сады уничтожили, леса вырубают, а сами, несмотря на благодатный край, ходят такими же нищими, голыми, невзрачными, как и на севере. Приедешь в станицу – построек мало, земли пропасть; вместе с тем нет ни куска мяса, ни курицы, ни яйца, ни хлеба, ни крынки молока, ни зерна овса, ни клока сена. Хлеба и тут, подобно нашим средним и северным губерниям, не хватает дальше января. Спрашиваем: «отчего не сеете больше?» Ответ один: «сил не хватает»; и одна и та же причина: лень, нерадение и крайнее невежество. Становится и горько, и досадно смотреть на этих поселян: насилу двигаются, насилу отвечают, грязны до безобразия, начальство же их (избранные или назначенные старосты) и та молодежь, которая вращается среди них с какой-либо служебной или научной целью, - все поголовно какие-то униженные, бескостные, бескровные существа».


Post your comment

Sign in or sign up to post comments.

Comments

Be the first to comment
image

Related Articles

RSS